Календарь
Аналитика
Новинки

Традиционная торговля или спекуляция?

09.02.2016

 За последние несколько недель цены на алмазы выросли. Это общедоступные сведения, которые трейдеры получают из разговоров на рынке или из сообщений о растущем спросе и премиях, выплачиваемых покупателями. Что же подтолкнуло цены вверх? Высокий потребительский спрос или были другие факторы? Было ли это обычным бизнесом, и цены реагировали на спрос? Или это были цены, движущей силой которых является спекуляция?

Если вы следили за моими статьями в последний год, то, вероятно, знаете, что я большой сторонник «обратного инжиниринга» - определения цен на алмазы, исходя из цен на бриллианты. Основная философия, как было подробно описано здесь в многочисленных статьях, заключается в том, что, поскольку цена на конечный продукт известна, то можно учесть все производственные затраты, целевые уровни прибыльности и выход бриллиантов и определить оставшуюся максимальную стоимость сырья.

Философия самопроверки

Я не только являюсь горячим сторонником этой философии, но и применяю ее в своем собственном бизнесе. Этим я и занялся в последние недели. Начав со сбора цен на бриллианты по результатам сделок, я затем провел расчеты на базе обратного инжиниринга и установил цены на алмазы, по которым я хотел бы их продать. И тут я удивился, обнаружив, что покупатели готовы были платить на 10-12% больше той цены, которую я считал разумной. А под «разумной» ценой я понимаю цену, прибыльную не только для меня, но также и для производителя бриллиантов.

Так насколько же экономически целесообразно для покупателей приобретать камни по завышенным ценам? Одним из возможных ответов может быть то, что я допустил ошибку, неправильно рассчитав стоимость алмазного сырья. Я подумал, что, может быть, мои данные о ценах оптовых сделок на бриллианты были неверными. Но не могло ли быть так, что я все же получил верные цены, а упомянутые покупатели сознательно платили больше по другим причинам?  

Высокую цену платят небольшие фирмы

После разговора с производителями бриллиантов я определил общую угрозу: более солидные фирмы, составляющие долгосрочные планы и полагающиеся в большей степени на свое собственное финансирование, не были склонны платить больше за алмазы. А вот небольшие фирмы, особенно те, что борются за свое выживание и широко используют заимствованные средства, более положительно относились к высоким затратам.

Почему такая разница? Следует подчеркнуть, что в настоящее время веских причин для роста цен нет. Потребительский спрос не был высоким во время праздничного сезона, и товар, который все-таки продавался – это очень специфические изделия из очень узкого ассортимента, в основном камни круглой огранки размером меньше одного карата цвета HIJ и чистоты SI1-I2. Такая ситуация никоим образом не может служить объяснением для закупок широкого ассортимента алмазов по всему срезу их производства, из которого производится огромное разнообразие бриллиантов – намного превышающее то, что покупатели приобретают на деле. К тому же, на рынке уже нет дефицита несортированных алмазов.

В отсутствие устойчивого спроса или дефицита – основных традиционных движущих сил для цен на обычном рынке – что же тогда является мотивацией для готовности платить более высокие цены за алмазы? Ответ не имеет ничего общего с алмазами или традиционной экономикой. На мой взгляд, он связан с избыточным финансированием и спекуляцией.

Спекуляция нарушает традиционное поведение рынка

Для проверки утверждения о том, что лихорадка на вторичном рынке, связанная с переплатой при покупке сырья, не объясняется экономическими причинами, рассмотрим следующий случай. Цена на высококачественные камни из ассортимента 2,5-4 карата на последнем сайте была установлена на уровне от $2 055 до $2 070 за карат. Из наших многочисленных источников на рынке мы установили, что их средняя стоимость составила $2 064 за карат. Обычная премия на бокс при продаже на вторичный рынок составляла 7%, что доводит среднюю стоимость алмазов для производителя бриллиантов до $2 208 за карат.
 
На основании цен в рамках оптовых сделок в прошлом месяце на бриллианты, полученные из этого ассортимента, средний доход от них составляет $2 504 за карат в случае продажи всех камней. Из этой цифры нужно вычесть сумму, которую заплатил производитель бриллиантов за алмазы, а оставшаяся сумма должна учитывать производственные затраты на обработку бриллиантов, накладные расходы, затраты на сертификацию, а также прибыль. В своем исследовании мы за несколько лет установили, что эти затраты (за исключением стоимости алмазов) и прибыль составляют 15%.

Потери на алмазах

Следовательно, если производитель бриллиантов может получить с этих камней в среднем $2 504 за карат, то после вычета 15% на затраты и прибыль, максимальная цена, которую производителю бриллиантов следует платить за алмазы, равна $2 128 за карат.

Это означает, что производитель бриллиантов - который купил бокс высококачественных алмазов весом 2,5-4 карата в последние недели и заплатил обычную премию, а затем продал получившиеся бриллианты по обычным текущим оптовым ценам - потеряет по $80 за карат, или 3,8%, за счет затрат на алмазы, и это без учета затрат на финансирование!

На огранку и полировку всего бокса потребуется три месяца, еще один месяц на продажу товара и по меньшей мере еще один месяц, пока поступит оплата за проданные бриллианты (а многие продажи совершаются на условиях оплаты через 60 и 90 дней, а не через 30). Обычные затраты на финансирование на алмазно-бриллиантовом рынке составляют 1% в месяц; поэтому только затраты на финансирование создают потери в размере 5%. Это не просто потери, это огромные потери.

Я должен добавить, что сайтхолдеры воспользовались преимуществом возможности обратного выкупа, предложенного De Beers, и менее привлекательные товары были убраны из ассортимента высококачественных камней весом 2,5–4 карата (и других). Мне говорили, что De Beers была согласна платить больше по программе обратного выкупа за эти невостребованные товары, чем был согласен платить за них вторичный рынок, что делает улучшенный ассортимент более прибыльным. Похоже, что в таких условиях ассортимент дает валовую прибыль 6-7%. Но с учетом затрат на финансирование эта прибыль снижается практически до уровня всего лишь немногим выше уровня безубыточности.

Учитывая все вышесказанное, можно сделать единственный вывод – эти закупки были в лучшем случае спекулятивными. Большая доля таких закупок происходит там, где банковское финансирование регулируется в меньшей степени и более доступно для компаний с меньшей ликвидностью. Компании не смогут пережить перерыв в производстве или даже снижение объема производства для того, чтобы переждать период высоких цен на алмазы и низких цен на бриллианты. Они должны делать предоплаты или рискуют потерпеть крах. Они производят бриллианты, чтобы выжить. Но к такой ли жизни должны стремиться предприятия?

И в самом деле, как же они выживают? Пользуясь спекулятивными деньгами – финансированием, не подкрепленным долгосрочными планами. Малые и средние компании, финансируемые спекулятивными деньгами, платят больше, потому что они ведут яростную конкуренцию с другими аналогичными компаниями, финансируемыми аналогичным образом, и они вынуждены раздобывать алмазы для того, чтобы выжить. Иначе, как уже упоминалось, они не смогут делать предоплаты и могут быть вынуждены прекратить работу. Поэтому они платят больше за алмазы и поддерживают работу своих фабрик, имеющих большие задолженности, выпуская непрерывно бриллианты, которые не востребованы у потребителей.

Эти товары будут скапливаться в запасах. Затем, для превращения их в денежную наличность, они вынуждены будут снижать цены для обеспечения продаж, а это означает, что уменьшаются шансы всех на получение прибыли. Особенно тех, кто переплатил за алмазы!

Необходимо вернуться к реальности

Единственный вывод, который мы можем получить из того факта, что потребительский спрос слабый и неоднородный, в то время как объем предложения алмазов вырос, а некрупные компании заплатили более высокие цены за алмазное сырье, заключается в том, что действия таких компаний оторвались от реальности. Следовательно, они разрушают алмазный трубопровод!

Мы не сможем выжить в виде спекулятивного бизнеса. В спекулятивном бизнесе нет возможности получать долгосрочную прибыль на капитал. Спекулятивный бизнес не может обеспечивать значительное увеличение капитала и, к сожалению, не является долговечным.

Здоровой отрасли - а я должен подчеркнуть, что огромное число компаний являются таковыми - необходимо проявлять умеренность и вести себя осторожно во времена кризиса. Здоровому бизнесу необходимо уменьшить зависимость от банковского финансирования и больше опираться на собственные силы, стратегическое мышление, максимизацию прибыли и возврат на инвестиции. Здоровая коммерческая деятельность в алмазно-бриллиантовом секторе означает иметь возможность добывать алмазы, продавать несортированные алмазы, проводить огранку и полировку в полном объеме и продавать их ритейлерам, имеющим большое количество покупателей, проявляющих интерес к бриллиантовым ювелирным изделиям. Все это время создавая прибыль на каждой стадии алмазопровода и обеспечивая стоимостную ценность для потребителя.

Я опасаюсь, что после этого быстрого цикла снижения запасов бриллиантов, которые сокращаются в течение месяцев, они снова разбухнут, и через месяц или около того мы снова окажемся там, где были всего лишь пару месяцев назад - когда прибыль получали только алмазодобывающие компании.

//rough-polished




Теги

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ НОВОСТЕЙ