Календарь

Илья Бырдин: "Вместо прозрачного рынка получим черный"

16.04.2021

Илья Бырдин, «Ювелирголд» (Екатеринбург)

--------------------------------------------------------

После ознакомления на сайте www.junwex.com с публикацией от 15.04.2021 об обсуждении в Совете Гильдии ювелиров России призывов к отказу поддержки интересов малого и среднего бизнеса в ювелирной среде, хочу высказать свое мнение.

Являясь членом Гильдии ювелиров России, Гильдии ювелиров Урала, «Опора России», а также членом рабочей группы «регуляторной гильотины» в сфере ДМДК, считаю, что Гильдия ювелиров России должна учитывать мнения всех участников рынка. Факт, что основное количество крупных игроков ювелирной отрасли сосредоточено в центральной части России, и если не учитывать мнение малого бизнеса, то большинство регионов будут отрезаны от возможности высказывать свою точку зрения.

Согласно Единому реестру субъектов малого и среднего предпринимательства, только за четыре года (с 2017-го по 2021-й), количество входящих в него субъектов ювелирной отрасли (производство, розница, опт) уменьшилось на 28% (было 14 409, стало 10 312). Малый и средний бизнес уходит из ювелирной индустрии. Если процесс продолжится такими же темпами, то эти люди останутся в серой зоне. И если Гильдия сузит круг до десяти крупных предприятий, результат государство получит с точностью до наоборот.

Вместо того, чтобы предоставить легальные условия для работы всех игроков – на что и нацелена ГИИС ДМДК, поддерживаемая Минфином, мы добьемся появления новых схем бесконтрольного оборота ювелирных изделий, и соответственно уменьшения поступления налогов в госбюджет. Вместо прозрачного и открытого рынка получим черный, который невозможно контролировать. Ресурсы правоохранительных органов не безграничны, да и задачи у силовиков есть посерьезнее, чем организовывать бесконечные облавы на ювелиров. Накладно для государства…

В 2017 году уже предпринимались попытки отмены УСН, и «Опора России» обращалась с этой проблемой в Минфин, который полностью разделил наше мнение о малом и среднем бизнесе. Минфин всемерно поощряет и инициирует включение представителей этого сектора экономики в различные референтные группы, экспертные советы и т.д., стремясь учесть нашу точку зрения. Владимир Путин очень часто акцентирует внимание на первоочередной поддержке малого и среднего бизнеса. А Гильдия при этом хочет убрать из отрасли подавляющее количество игроков, что совершенно не коррелируется с государственной политикой и стратегией Президента.

Налоговое бремя является дифференцируемым во всем мире. Кроме того, сомневаюсь, что пропорционально у крупных предприятий отрасли затрат больше, чем у малых. И мы, кстати, тоже оплачиваем НДС при закупке основных средств и материалов, например бриллиантов, я уж не говорю о цветных камнях, которые ввозятся из-за рубежа и облагаются также НДС. Если посчитать пропорцию прибыли и затрат, то не факт, что крупные игроки окажутся более уязвимы, чем мелкие. Есть еще один момент: откуда собственно появилось в России большинство крупных ювелирных компаний? Из малого предпринимательства. Корни свои забывать не надо!

Если на рынке останутся единицы, то исчезнут конкуренция и многообразие. А ювелирная отрасль – это не просто экономика, но и искусство. Унифицировать искусство нельзя. Давайте тогда оставим на всю Россию пять живописцев, пять скульпторов, нормально ли это? У каждого художника-ювелира свои творческие взгляды, каждая модель им выстрадана, наполнена его философией. В 1980-х мы видели в магазинах скучное единообразие и дефицит товара, а в 1990-х, когда появилось множество различных фирм, отечественная ювелирная индустрия получила мощный стимул для развития.

Сейчас на рынке представлены игроки всех сегментов, и не надо его искусственно ограничивать. Рынок сам все расставит по местам, недаром говорят о его «невидимой руке». Потребитель не будет покупать одинаковые изделия, он хочет нечто индивидуальное, единичное, а такое могут предложить только небольшие компании.

Не будем забывать и о том, что в стране зарегистрировано 10 000 ювелирных предприятий малого и среднего бизнеса. Люди десятилетиями строили свой бизнес. Нельзя отнимать у них то, что они имеют. Даже если считать, что в среднем на каждом предприятии трудится по десять человек, то получаем 100 000 работников, а вместе с членами их семей это 200 000 – 300 000 человек, которые останутся без дохода!

У меня есть предложение: если крупный бизнес хочет иметь собственную Гильдию, пусть создает отдельную организацию. Возможности крупных игроков и малого предпринимательства в лоббировании своих интересов, в ведении диалога с властью – различны. Но на то и существует государство, чтобы каждый, независимо от финансовых ресурсов, имел шанс высказать свое мнение и быть услышанным. К счастью, Минфин и другие правовые структуры разделяют нашу точку зрения: мы такие же граждане, как и представители крупного бизнеса. Нас готовы выслушать, приглашают к дискуссиям, как это происходит в рабочей группе «регуляторной гильотины». И мы также открыты к диалогу.



 




Комментарии

    Теги

    ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ НОВОСТЕЙ