Календарь

К общему знаменателю не пришли

11.06.2022

8 июня состоялось заседание Комитета ДМДК Торгово-промышленной палаты Российской Федерации. Главной темой обсуждения стали варианты налоговой оптимизации в отрасли драгоценных металлов и драгоценных камней.

Участие в заседании приняло 52 человека. В их числе представители Федеральной пробирной палаты, ФНС и Минпромторга. Ассоциацию «Гильдия ювелиров России» на заседании представляли Председатель Совета Ассоциации «Гильдия ювелиров России» Флун Фагиммович Гумеров и генеральный директор Ассоциации Эдуард Юрьевич Уткин.

Отраслевым экспертам было понятно, что между представителями малого и крупного бизнеса консенсуса не будет, т.к. все предыдущие попытки договориться о едином подходе к реформированию налоговой системы заканчивались одинаково: малый бизнес выступал за восстановление прав на УСН или, хотя бы, переход на налог с продаж, крупный — за скорейшее вступление в силу запрета для малого бизнеса на УСН. Но в этот раз за противоборством наблюдала третья сторона, представители государства. Стоит отметить, что ничего конкретного малому бизнесу взамен утраты прав на УСН она не пообещала.

Повестка заседания Комитета по драгоценным металлам и драгоценным камням ТПП РФ «О специальных налоговых режимах при производстве и торговле ювелирными изделиями из драгоценных металлов»

Приводим цитаты из наиболее характерных выступлений.

Владимир Падалко, вице-президент ТПП РФ:

«Мы в Торгово-промышленной палате понимаем, что требования индивидуалов резко внести новые поправки в существующий закон и восстановить их былые права невозможно. Вы все прекрасно знаете тонкости законотворчества. Это невозможно и по техническим причинам, и по объективным. Вместе с тем, полагаю, что нам нужно ещё раз пробежаться по всем аспектам, которые в настоящий момент затрагивают жизнедеятельность малых участников ювелирной отрасли <…> нам нужно сохранить и рабочие места людей, занятых в сфере производства, нужно позаботиться и о том, чтобы развивалась торговая сеть. Поэтому наш профильный комитет по драгоценным металлам и камням организовал сегодняшнюю дискуссию».

Михаил Дягилев, председатель Комитета по драгоценным металлам и драгоценным камням ТПП РФ «О специальных налоговых режимах при производстве и торговле ювелирными изделиями из драгоценных металлов»:

«… В 2004 году из перечня валютных ценностей были исключены золото и другие драгоценные металлы. Фактически они стали товаром. В то время и началась дискуссия о возможности приобретения металла физическими лицами. Эта дискуссия обострялась в кризисные годы, в 2008, 2014 годах. Население выражало желание использовать драгоценные металлы для сбережений. Но в те годы не было ни понятия «инвестиционных металлов», ни льготного налогообложе6ния для них.

В 2016 году «Всемирный Совет по золоту» провёл конференцию в Москве, посвящённую возможности отмены НДС на физическое золото и сделал прогноз, что в России может приобретаться до 50 тонн золота в год. События текущего года говорят о том, что это не такая уж и нереальная цифра. Похоже, что в этом году мы выйдем на цифру около 20 тонн в год. Так, осторожно это пока говорю <…> В этом смысле быстрое решение Правительства приносит свои результаты».

Флун Гумеров, Председатель Совета Ассоциации «Гильдия ювелиров России»:

«Мы понимаем, что в отрасли наступило серьёзное реформирование налогового поля. Мне кажется важно выработать принципы по поводу того, как смягчить этот процесс для всех участников. Основной принцип: налоговая нагрузка должна быть «подъёмной» для всех участников рынка, независимо от размера. Бизнес должен генерировать прибыль. Не будет прибыли, не будет достойных зарплат, возможности развития. Далее, если налоги будут подъёмными, они должны быть равными для всех участников рынка.

Если все будем работать в равных условиях, малые, микро- и средние предприятия будут находить свои ниши. Двадцать лет назад крупные предприятия отдавали заказы на закрепку малым предприятиям <…> Возможно стоит выйти на Правительство, чтобы отсрочить на год внедрение новой системы налогообложения, чтобы дать возможность мало бизнесу подготовиться».

Эдуард Уткин, генеральный директор Ассоциации «Гильдия ювелиров России»:

«9 марта 2022 года был опубликован Федеральный закон, вносящий изменения во вторую часть Налогового кодекса. Этот закон предполагал отмену НДС при приобретении слитков драгоценных металлов физическими лицами, против чего на рынке никто не возражал, но тот же закон ввёл с 1 января запрет на применение патентной системы налогообложения и упрощённой системы налогообложения для организаций и предприятий, которые производят ювелирные изделия или осуществляют их рознично-оптовые продажи.

В части закона о применении специальных налоговых режимов в ювелирной отрасли документ был принят в спешном порядке, без должной проработки, без подготовки необходимых обоснований, без оценки, без обсуждений, без учёта последствий. Риски перетекания металла без НДС от физических лиц в производственный сектор не были оценены, описаны и оценены. Не было учтено что эти риски уже сейчас купируются тем, что источники приобретения металла контролируются системой ГИИС ДМДК. К закону нет технико-экономического обоснования, не было расчётов дополнительных затрат субъектов рынка, выпадающих доходов. Такое решение несёт определённую угрозу для ювелирного рынка России. Причём, не только для малого бизнеса.

В 2021 году отменена возможность применения ЕНВД. Бизнес длительное время адаптировался к этому изменению. До конца он не адаптировался, и вот опять специальные налоговые режимы отменяются. Параллельно идёт внедрение системы ГИИС ДМДК. 1 марта 2023 года будет самый сложный и затратный для бизнеса этап нанесения маркировки непосредственно на ювелирные изделия для её последующего считывания. Всё это требует затрат. Санкционное давление на Российскую Федерацию сказалось и на отечественных ювелирах в части экспорта готовой продукции, импорта расходных материалов и комплектующих. Период для новаций сейчас тяжёлый.

При переходе со специального налогового режима на общую систему налогообложения возникают следующие риски: необходимость единовременно переоценить товарные остатки, которые были получены без НДС. Новая продукция, которая будет поступать от предприятий, использовавших упрощённую систему, подорожает минимум на 15 %. Стоимость изготовления изделий на давальческих условиях тоже увеличится. Налоговая нагрузка по нашим расчётам для предприятий, занимающихся розничной торговлей, увеличится в 2-3 раза.

Для предприятий, занимающихся производством из категории малого бизнеса она увеличится в 1,5 раза. Бухгалтерский учёт усложняется и становится дороже. Появляются затраты на администрирование контрольных мероприятий Федеральной налоговой службы. Возникают риски появления недобросовестных контрагентов в цепочке поставок. При существенном сужении мелкосетевой розницы в регионах рынок будет монополизироваться крупными торговыми сетями. Следствие этого — удорожание попадания продукции малых предприятий на прилавки крупных федеральных торговых сетей. Наибольшие издержки будут у производителей изделий из серебра. У них соотношение доли добавленной стоимости с металлом не очень хорошее, серебро недорогой металл, основную добавленную стоимость образует работа. Сегодня 60 % продукции на прилавках — это изделия из серебра. Издержки будут вынуждать предприятия закрываться или сокращать производство.

Следующая проблема: сегодня большинство участников рынка работают не по предварительной оплате, а на условиях длительной отсрочки. При переходе на общую систему налогообложения такие поставки будут невозможны, поскольку НДС должен платиться с момента отгрузки товара.

Далее, сегодня налоговое законодательство предполагает, что если вы используете общую систему налогообложения относительно одной категории товара, то относительно других категорий товара, которые обращаются в вашем юридическом лице, нельзя применять специальные налоговые режимы. Для региональных торговых предприятий это проблема. Они торгуют ювелирными изделиями и, допустим, бижутерией, посудой и т.д. И у них ювелирные изделия не доминируют. Им придётся либо прекращать торговлю ювелирными изделиями, либо переводить остальные товарные категории, которыми они занимаются, на общую систему налогообложения. И в такой ситуации ювелирные изделия окажутся не в выигрыше.

По нашим расчётам риск прекращения деятельности нависает над 60 % розничных торговых предприятий и над 30 % производственных малых компаний. Это чревато сокращением 60 тысяч рабочих мест. Мы понимаем, что просить Правительство вернуть всё в прежний режим нереально. Поэтому предлагаем несколько вариантов:

  • Предложить отменить НДС, как вид налога. Заменить его налогом с продаж. Но, конечно, не в отдельно взятой ювелирной отрасли, а во всех отраслях экономики. Тогда будут равные условия для всех. Будет понятный и прозрачный налог с продаж, легко администрируемый, подъёмный для бизнеса, поскольку он не так сушит оборотные средства, как НДС.
  • Перенос даты вступления в действие системы ограничения применения специальных налоговых режимов.
  • Предложить Правительству ввести запрет на применение специальных налоговых режимов в сфере скупки ювелирных изделий, ломов и отходов драгоценных металлов. В этом случае весь металл, который поступает в ювелирный сектор облагался бы НДС.
  • Не лишать возможности применять специальные налоговые режимы производителей и продавцов, а ввести НДС на стадии реализации скупленных ломов и отходов.

По итогам голосования большинство голосов было отдано варианту предложить Правительству отменить НДС, заменив его налогом с продаж. Это большая работа. Мы в Ассоциации понимаем, что нам понадобятся союзники в виде ТПП РФ, РСПП, «Деловой России» и «Опоры России».

Параллельно с этим вопросом нужно добиваться переноса на год ограничения применения специальных налоговых режимов до 1 января 2024 года.

Вопрос налогообложения ювелирной отрасли. Позиция Ассоциации «Гильдия ювелиров России» (презентация)

Илья Бырдин, генеральный директор ООО «ЮвелирГолд»:

«Я согласен с позицией Флуна Фагимовича и Эдуарда Юрьевича. Добавлю, что основной вопрос у малого бизнеса с 1 января 2023 года, касающийся перехода на общую систему — это невозможность взять к зачёту НДС к затратам, т.к. по налоговому кодексу при переходе с УСН на ОСНО никакие затраты 2022 года и предыдущих периодов не берутся. Эдуард Юрьевич упомянул о том, что дабы не получить убыток надо увеличить отпускную цену на 20 %. Но это чтобы не получить убыток. Работать в ноль никому не интересно. Чтобы получить прибыль эту цену придётся увеличить на 35 %.

По конкуренции с крупными сетями могу сказать, что малый ювелирный бизнес не конкурент крупным сетям. Я говорю про розницу. У нас и цены выше в магазинах, у нас объём продаж не такой большой <…> Моё предложение следующее: с 1 июля будет применяться автоматическая УСН, пилотная. Можно рассмотреть применение данной системы для малого бизнеса. Но на это нужно время. Думаю, нужно до 2025 года перенести запрет на применение специальных налоговых режимов. За этот период можно проработать и варианты с налогом с продаж, и варианты применения альтернативы специальным налоговым режимам. Последовательность такая:

1) Перенос запрета СНР до 2025 г.

2) Рассмотрение варианта по автоматической УСН или альтернативных налоговых режимов.

3) Налог с продаж, предложенный «Гильдией ювелиров России», можно ещё добавить другой вариант, с введением НДС и про ОСНО на скупку».

Дмитрий Замышляев, заместитель руководителя Федеральной пробирной палаты:

«Хочу напомнить, что когда мы говорим о тех субъектах, которые используют драгоценные металлы для производства ювелирных изделий, то, если обратимся к статистике ФПП, 22 тысячи стоит на специальном учёте и только 2,5 тысячи имеют зарегистрированные именники. Это те, кто фактически использует драгоценный металл для производства. Остальные организации — это посредники. Предлагаю обращать на это внимание, когда ведём дискуссию по специальным налоговым режимам. Что касается операций с драгоценными металлами, где есть физические лица и ИП… любое физическое лицо становится ИП. Покупает, как физическое лицо, а потом становится ИП. Вот эта схема перетока драгоценного металла без НДС от субъектов с одними правами к другим субъектам является зоной повышенного риска».

Дмитрий Богодист, заместитель Руководителя Федеральной пробирной палаты:

«Нам, как контролирующему органу, близки все участники ювелирного рынка. Вне зависимости от вида деятельности. Наша задача соблюсти законодательство в сфере обращения драгоценных металлов и драгоценных камней <…> В стране тренд на цифровизацию. Мы его активно проводим под эгидой Минфина. Я тут интересную мысль услышал, что в связи с введением УИН большое количество компаний будет уходить с рынка. Но о каких участниках рынка мы говорим, если их пугает УИН? Белая схема, при которой органы власти видят всё? <…>

Есть такая проблема, как дробление бизнеса. Когда говорим о бенефициарных владельцах, выясняется, что это не ИП. Это какая-то другая организация. Т.е. это не индивидуальный предприниматель, а наёмный рабочий. Это директор или управляющий какой-то торговой точки. А вот бенефициарный владелец — это совершенно другой человек. Он может быть в любом регионе. И нету условного индивидуального предпринимателя Петрова, есть директор ювелирного магазина Петров. Это сказывается на контроле <…> Скорее всего, УИНЫ пугают тех, у кого есть проблемы с легальностью происхождения металлов или драгоценных камней.

Это первая ремарка. Вторая: всё-таки равные условия, они исключают возможность использования каких-то противоправных схем, которые используются для того, чтобы одни получили приоритет над другими.

Третья ремарка: сейчас рост объёма интернет-торговли. Эти магазины тоже могут дробиться. Их тоже надо контролировать».

Александр Чамовских, председатель «Гильдии ювелиров Урала»:

«Екатеринбург по многим параметрам является столицей ювелирной моды. Наши компании чаще всего приглашают на разные выставки, в том числе и международные. Даже чаще, чем из других регионов. Мы с удовольствием принимаем участие в этих мероприятиях. Также в нашем регионе основная масса производителей работает по упрощённой системе налогообложения <…> Переход на НДС скорее всего неизбежен, но мы бы хотели попросить рассмотреть оптимальный на наш взгляд вариант: отсрочка (отмены применения УСН. – Прим. редакции) на год либо на два, чтобы мы могли продать свои остатки. Те, которые были произведены ранее.

Чем мы отличаемся от костромских и прочих производств, тем, что эксклюзивные украшения не продаются так быстро. Оборачиваемость их медленная. В такие украшения вложено много труда. Переделать такое украшение, переплавить его, нам обходится дороже, нежели крупным предприятиям. Хотелось бы, чтобы мы могли успеть это реализовать. Сейчас закупаем сырьё и материалы уже с НДС, чтобы потом зачитывать его. Но всё же на это хотелось бы обратить внимание <…> Забавно слышать крупные предприятия, не буду их назвать, так вот — это компании, которые уже давно являются плательщиками НДС. Им ничего не грозит. У них не меняется документооборот. Не возникает дополнительная налоговая нагрузка. Напротив, зачищается рынок от таких компаний, как в нашем регионе, они получают дополнительный ресурс рабочей массы. Речь о людях, которые выплеснутся на рынок труда. Ювелиры и прочие кадры подешевеют для найма. Высвободятся торговые площади, которые они могут занять. Это именно захват рынка <…>

Мне непонятно, что значит уравнять? Как можно мелкого сравнивать с крупным? Вот как уживаются другие отрасли? Маленькая мебельная компания, которая делает эксклюзивную мебель, и крупная, в которой тысяча человек работает? Они как-то уживаются, никто не пытается выдавить мелкие компании. Ещё смешнее, когда крупный бизнес говорит: «Зачем нам думать о мелком бизнесе, кто же подумает о нас? Понимаю ответственность крупного бизнеса, множество семей нужно кормить, огромные площади содержать. Но назвался груздем… Многие пришли в крупный бизнес благодаря упрощённой системе налогообложения. Это дало им толчок. Дай бог, чтобы и наши предприятия укрупнились и зашли в другую категорию бизнеса. Мы за то, чтобы сохранить именно эксклюзивную составляющую ювелирной отрасли. Нужно подумать именно о производителях. Торговля — это торговля. Тут всё немного проще, сделал наценку и поехали. Не надо содержать производственные площади».

Андрей Жирных, «Национальное Объединение Ломбардов»:

«Хотелось бы поддержать первые два выступления по поводу выравнивания участников рынка и внедрения налога с продаж, который повлечёт за собой упрощение процедуры системы налогообложения и упрощение администрирования, в том числе и со стороны налоговых и проверяющих органов. ГИИС работает где-то хорошо, где-то не очень, но он призван помогать упорядочивать всю эту процедуру. Что касается введения НДС на скупку, можно, конечно, это сделать, но в первую очередь от этого пострадает потребитель <…> Наша позиция — это введение налога с продаж. Он упростит процедуру для всех участников рынка, снимет нагрузку для производителей. Налог с продаж всё выравнивает. Будет увеличена собираемость, будет прозрачная методика».

В ходе заседания выступали и представители малого бизнеса. В этих выступлениях поддерживалась идея отсрочки отмены специальных налоговых режимов.

В завершение мероприятия ведущий дал возможность высказаться представителям крупных компаний.

Андрей Падерин, ЮД «Эстет»:

«Мысль Флуна Фагимовича, что условия должны быть одинаковыми для всех, хочется её продолжить. Здесь прозвучали упрёки от наших коллег из «Гильдии ювелиров Урала» в адрес крупных производителей. Так понимаю, это и в наш огород камень. Упрёк, что мы хотим получить какие-то преференции от того, что специальные налоговые режимы будут упразднены. Мы никаких преференций получить не хотим. Мы хотим, чтобы все были в одинаковых условиях. В том числе налоговых. Почему это важно? Коллеги из «Уральской гильдии» говорили: «давайте посмотрим, как обстоят дела в прочих отраслях. В той же мебели. Напомню, что упрощённая система, патенты, это вообще уникальное налоговое явление.

В развитых странах, в Европе, в штатах, такого понятия нет. Нет такой ситуации, чтобы две компании работали в одной и той же отрасли, но какие-то компании платили бы определённые налоги, а другие вообще их не платили. Там есть понимание, что для малого бизнеса где-то ускорена амортизация, где-то упрощённая отчётность, но чтобы были разные налоги — такого нет <…> В ювелирной отрасли себестоимость продукции на 80-90 % состоит из стоимости металла. При этом ряд компаний, которые являются малым бизнесом, имеют возможность покупать это сырьё без НДС, при этом реализовывать эту продукцию тоже не выплачивая НДС. Поймите, конкурировать с такими компаниями невозможно.

Понимаю, что расходы на бухгалтерию, программное обеспечение, административно-хозяйственные расходы, у малых предприятий выше. Но экономия металла на 20 % НДС приводит к тому, что такие производители на 17-20 % продают свои изделия в розничные магазины дешевле, нежели крупные производители. Только из-за того, что у них нет этого НДС <…> Порядка 2500 субъектов ювелирного бизнеса зарегистрировали в ГИИС ДМДК именники. При этом мы говорим, что у нас 17 000 – 20 000 субъектов малого бизнеса в ювелирной сфере. Возникает вопрос: производителей в сфере малого бизнеса, которые применяют упрощённую систему налогообложения либо патент, 1000-1500… кто все стальные? Это либо посредники, либо магазины <…> Мы предлагаем, чтобы все вели бизнес в равных условиях. Капиталоёмкость в части сырья в ювелирной отрасли велика. Если мы потеряем крупные фабрики, то продавать мы будем не своё, а турецкое».

Вадим Серов, Ассоциация ювелиров Евразийского Экономического Союза:

«Принят законопроект. В нём две части. Первая — отмена НДС на слитки для физических лиц. Вторая — отмена УСН для отрасли. Вторая часть и переход всех на ОСНО — это защитная мера для рынка, чтобы металл от физлиц, купленный без НЛС, не перетекал в производственную отрасль. Мы говорим: «Давайте отложим, перенесём». Но мы даже в этом году будем наблюдать переток металла и использование, как схемы, легальной покупки физическими лицами металла без НДС и легализацию этого металла через скупки. Примерно 30 тонн каждый год «чистоты» в золоте оборачивается на нашем рынке. По какой-то случайности все эти 30 тонн состоят из ломов и отходов. Я в случайности не верю. Большая часть производственного сектора ювелирной отрасли работает на ломах и отходах. При том, что рынок ломбардов оценивается в 18-20 тонн. Всё остальное — это скупка чего-то, мы достоверно не знаем чего. И система ГИИС ДМДК не сможет установить источник, эта система направлена на контроль работающих в ней участников. Белых. Легальных.

У нас 2500 предприятий сдают изделия на клеймение. Из них 150 компаний — это 90 % производственного рынка, в которых есть предприятия, находящиеся на ИП и на УСН. Это крупный бизнес, который использует упрощённую систему налогообложения. Наверное, когда-то хорошую упрощённую систему налогообложения превратили в схему, через которую просто уменьшаются налоги. И мы сейчас обсуждаем, а не легализовать ли эту схему дальше? Я против. УСН превратили в схему уменьшения уплаты налогов <…> Про повышение цены. Нам всем предстоит повышение цены. Будем спорить, на 20 %, на 30 %. Это не настолько принципиально. Мы только что пережили повышение цены в марте больше, чем на 30 %. А некоторые поднимали цены и до 50 %. Да, есть предприятия, которые производят несерийную продукцию: авторские изделия, эксклюзив, они занимают свои ниши. У меня два предложения: поддержать законопроект, как единственный способ создания равных условий для всех, второе — поработать над выделением группы предприятий, которая занимается несерийным производством изделий, чтобы поддержать конкретно их».

Анна Сергеева, Sunlight:

«Мы, как большая ювелирная сеть, плательщики НДС, сейчас ограничены в выборе поставщиков и партнёров. Принятие единых условий в отрасли позволит сотрудничать с максимальным количеством производителей. В том числе тех, кто сейчас на специальных режимах. Плюс от отмены специальных режимов — это чистота и прозрачность между участниками, чего на сегодняшний день, к сожалению, не хватает. Предложение: обеспечить дополнительную поддержку на переходный период тех предприятий, которые работают на спецрежимах».

Диана Денисова, БЮЗ «Карат»:

«Наша компания один из самых молодых крупных производителей. Мы выступаем за единые условия для работы, поскольку это единственный вариант, при котором обеспечивается прозрачность сделок. Если говорить о потерях для компаний, которые производят художественные ценности, возможно бы стоило рассмотреть для них какие-то послабления».

Артём Соколов, АКИТ:

«Мы нащупали конфликт интересов между крупным и малым бизнесом, но нам нельзя их друг другу противопоставлять. Крупный и малый бизнес — это партнёры в первую очередь. В е-commerce, если взять любую площадку, то 99% участников площадок — это малый бизнес. И вряд ли кто-то кому-то, мешает зарабатывать. Наоборот.

Я бы не пытался менять то, что поменять невозможно. Мы все знаем, как принималось это решение. Нужно было освободить слитки от НДС <…> я бы предложил искать точки роста, а не возвращать что-то старое. Вспомните, по ГИИС ДМДК сколько было нареканий. Что будет принят ГИИС, и умрёт весь ювелирный бизнес. Но он не умер. Есть те, кто присоединился к системе, и есть те, кто продолжил работать в том правовом поле, в котором им казалось работать правильно. Без присоединения к этой системе. Разве мы этот бизнес должны защищать? Точно нет. Нам нужно подумать, на чём мы ещё можем заработать. Например, я был бы рад, если бы слитки можно было продавать не только в банки, но и в рознице, через интернет-магазины в том числе, с доставкой на дом нашим клиентам.

Теперь озвучу мнение компании «Соколов». Отсрочка по сути уже есть. До следующего года. Можно до бесконечности продлевать эту форму, но приведёт это к тому, что металл без НДС пойдёт в производство, и не останется вообще ни одного налогоплательщика. Перейти на схему металла без НДС с малыми заказчиками — нет никаких проблем. Это можно делать в сегодняшних условиях. Крупный бизнес этого не делает, потому что не привык так работать. Это неприемлемо. Но если рынок поставит такие условия, то он быстро конвертируется в новые формы. Поэтому принятые решения — они абсолютно адекватны сегодняшнему времени. У компании «Соколов» больше 4 000 партнёров. Это всё МСП».

Игорь Данилов, «Адамас»:

«Для меня удивительно понимать, что мы налоги рассматриваем, как некую систему извлечения прибыли по-разному. Если мы говорим о чём-то одинаковом, что наступит с 1 января 2023 года, то надо признать, что до этого структура была неодинаковой. Модель поведения крупных игроков и малых отличалась. Если говорить об отсрочках, то непонятно от чего отсрочка. Чтобы дать больше времени на обсуждение? Для малого предпринимательства должны быть созданы условия, защищающие его. Но никакого отношения к налоговой системе это иметь не может. Мы должны работать в одинаковых условиях. Малому предпринимательству нужно дать какие-то дополнительные рычаги для управления бизнесом, для превращения его в крупный. Но из обсуждения стоит исключить всё, что связано со словом налоги, поскольку это всегда дробление, это всегда серые схемы. Никто здесь об этом не скажет, количество и объём этого мы не поймём, но все мы это прекрасно понимаем. Мы просим как можно скорее перейти к одинаковым условиям на рынке».

Как следует из заголовка, к общему знаменателю собравшиеся не пришли. Обсуждение вопроса будет продолжено на расширенном заседании Комитета по драгоценным металлам, драгоценным камням, ювелирному искусству и народно-художественным промыслам «Деловой России» и Совета Ассоциации «Гильдия ювелиров России» по теме налогообложения в сфере ДМДК и применения НДС на драгоценные металлы. Это мероприятие пройдёт в режиме ВКС (Zoom) 14 июня в 15-00.

Источник: agjr.ru

 




Комментарии

    Теги

    ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ НОВОСТЕЙ