Календарь

Марк Балдин: "Ювелирное искусство сегодня не востребовано"

27.06.2014

Кавалер высшей награды в ювелирном искусстве – ордена Карла Фаберже, лауреат конкурсов JUNWEX, чьи произведения выставлены даже в Эрмитаже, Марк Балдин рассказал, по какой причине молодые ювелиры сегодня никому не нужны, как можно попасть под уголовное дело за вывоз своего же произведения и вдохновляет ли ювелиров железнодорожная тематика.

– Правильным ли будет назвать ювелирное дело отдельным искусством, или же это лишь одно из направлений в дизайне?

– Довольно сложный вопрос. Возьмем другой вид искусства, скажем, живопись. Затраты на исходные материалы при создании пейзажа – холст, подрамник и сказки – составят примерно 500 рублей. Продать же картину даже мало-мальски известный художник может за 10-20 тысяч и дороже. Как мы видим, «рентабельность» колоссальная. Теперь возьмем ювелирное украшение с бриллиантами. Затраты на материалы – 100 тысяч рублей. Продать готовое украшение за 200 тысяч, увеличив исходную стоимость всего в два раза, будет очень сложно, говорю по своему опыту. У покупателей сразу возникает вопрос: почему такая разница между первой и второй цифрой? Многие, даже весьма состоятельные особы не готовы платить за работу, за талант ювелира.

Люди относятся к ювелирному делу, в отличие от той же живописи, как к ремеслу, особенно у нас в России, где для абсолютного большинства, украшения – это безделушки, семечки. Заводы и фабрики штампуют их тоннами по единым шаблонам. Парадоксальный факт: слиток золота из-за банковской наценки подчас стоит больше, чем золотые украшения того же веса и пробы.

– То есть у россиян не развит эстетический вкус? Для нас украшение – это всего лишь кусок драгметалла?

– Просто наша страна еще слишком молода. Как и ювелирная отрасль в ней, которая в советские времена не развивалась. Нет, к примеру, российских ювелирных брендов, которые могли бы конкурировать с западными «Картье» или «Тиффани».

Лишь в последнее время в нашем обществе появляется небольшая прослойка, которая стремится найти и приобрести что-то интересное, оригинальное. А все многочисленные ювелирные магазины и сети работают на прочие слои населения.

Отвечу на ваш предыдущий вопрос так: ювелирное искусство есть, но в очень маленьких масштабах.

– Насколько сегодня престижно быть ювелиром?

– Вопреки распространенному мнению об этой «благородной» профессии, работа ювелира низкооплачиваема и в прямом смысле грязна: много приходится работать с огнем, с различными материалами и приборами, поэтому руки всегда замараны.

С подобными иллюзиями в профессию пришел и я. И вскоре понял, что «ювелир» звучит совсем не гордо, а так же унизительно, как и «художник».

– Тогда скажите, зачем вы им стали?

– На этот вопрос я всегда отвечаю одинаково: мне захотелось спасти мир. Поясню смысл этой моей громкой фразы. Уже первобытные общества, не имевшие даже одежды, украшали себя различными предметами: ракушками, перьями, костями и т.д. Из чего я сделал вывод, что ювелирка – это Альфа и Омега человечества. С нее началось самосознание человекообразной обезьяны, понявшей, что именно примитивные украшения придают ей более устрашающий вид для врагов и более привлекательный – для противоположного пола. С другой стороны, пройдет миллион лет с сегодняшнего дня, и наша цивилизация тоже исчезнет. Разрушатся дома, истлеет одежда, заржавеет оружие, ничего не останется от живописи, в неизменном состоянии останутся только ювелирные украшения. Именно по ним будут изучать нашу цивилизацию, как мы сегодня изучаем, скажем, скифов. Но об уровне развития цивилизации можно будет судить не по кольцам и сережкам, штампованным на заводах, а по украшениям, наполненным серьезным смыслом, философией, загадкой. Созданием таковых я и занимаюсь.

– Любой ли человек может овладеть ювелирным мастерством?

– Стать ювелиром-ремесленником при сильном желании и настойчивости может каждый, кто предрасположен к кропотливому труду, а вот ювелиром-художником – уже нет. Если ты прочитал тонну книг, сформировал свое мировоззрение, только тогда ты сможешь вкладывать глубинный замысел в те вещи, которые будешь создавать.

– Много ли молодых людей выбирают эту профессию?

– Исторически сложившиеся ювелирные школы есть в Костроме, на Урале, в Санкт-Петербурге. В Сибири же никакой школы нет, у нас можно обучаться лишь индивидуально, у немногих мастеров. Для меня таким наставником стал новосибирский ювелир Виктор Константинович Павлов – мастеров такого уровня во всей стране единицы.

Я сам был бы рад работать с молодыми ювелирами, обучать их мастерству, но желающих попросту нет. А те, кто появлялся, вскоре уходили, не выдерживая нагрузок. Впрочем, и рынку труда молодые ювелиры сегодня не требуются.

– Приоткройте завесу профессиональной кухни ювелира.

– Проектов украшений, набросанных на бумаге, мне хватит на ближайшие десять тысяч лет. Пришла мысль – зарисовал эскиз на бумаге (иногда могу слепить из пластилина), затем приступаю непосредственно к созданию изделия. Работаю с любым материалом: от африканского дерева до золота. Как говорил Карл Фаберже, стоимость материала для произведения искусства не имеет значения, главное – художественная ценность.

На создание одного украшения может уйти несколько лет, поскольку некоторые этапы очень затратны по времени. И конечно, настоящее произведение ювелирного искусства изготавливается самим мастером в одном-единственном экземпляре. Но иногда работаю для ювелирных предприятий, создаю для них проекты.

– У вас своя мастерская?

– Я называю ее лабораторией, поскольку постоянно провожу в ней эксперименты: к примеру, делаю украшения полностью из камня, из необычных материалов. И предела для таких экспериментов нет.

С другой стороны, украшения – это не картина и не скульптура, это все-таки вещь утилитарная, а потому ювелир несколько ограничен в своем творческом поиске. Я долгое время занимался живописью перед тем, как стать ювелиром, и этот вид искусства давал намного больше возможностей для выражения своих мыслей. Но в этом и вызов: я стараюсь насытить свое украшение мыслью не меньше, чем картины.

– Есть ли у вас любимый материал?

– Горный хрусталь. Он абсолютно прозрачен. Хрусталю можно сделать такую огранку, что он будет светиться, как бриллиант. В последнее время полюбил также титан.

– Вы завоевывали призовые места практически на всех крупнейших ювелирных выставках России. А в заграничных выставках довелось поучаствовать?

– Нет, разве что в Киеве. И главный барьер связан с вывозом самих изделий. Наше таможенное законодательство таково, что вывести ценное украшение за границу практически невозможно, даже если ты сделал его сам. Приведу пример: мой знакомый ювелир оформил документы на временный вывоз украшения, но поскольку у него сломался браслет, вещь формально вывозили уже в другом качестве. На него завели уголовное дело.

– Скажите, а железная дорога может послужить вдохновением для ювелира?

– Не так давно гендиректор компании «Смоленские бриллианты» Дмитрий Кунцев презентовал в Новосибирске свою очередную затею: железную дорогу из золота диаметром чуть меньше метра. Причем макет действующий: золотой локомотив тянет за собой золотые же вагончики, груженные драгоценными камнями, а в центре установлена церковь. Этакая игрушка для взрослых.

//  www.gudok.ru

 

 




Комментарии


    ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ НОВОСТЕЙ