Календарь

Затраты на контроль ювелирной отрасли могут превысить доход государства от неё

14.10.2020

 После состоявшегося 23 сентября 2020 года «Cовещания членов общественных отраслевых объединений ювелиров» эта тема снова всколыхнула ювелирную общественность. Уж слишком много неясностей она в себе таит: как уложиться в сроки, какой будет процедура внедрения маркировки, что можно предпринять для того, чтобы не усугубилось и без того сложное положение ювелиров.

Дополнительные риски и издержки

Информацию о порядке и сроках внедрения ГИИС ДМДК на «Cовещании членов общественных отраслевых объединений ювелиров» озвучили руководитель Федеральной пробирной палаты Юрий Иванович Зубарев и заместитель директора департамента государственного регулирования отрасли драгоценных металлов и драгоценных камней Юлия Александровна Гончаренко. Для большинства собравшихся стало откровением, что, во-первых, товарные остатки предлагается маркировать путём нанесения штриховых кодов непосредственно на изделие (предполагалось, что это всё же будет делаться на бирке). Во-вторых, в уголовном кодексе РФ есть статья 171.1, которая предусматривает уголовную ответственность за производство, приобретение, сбыт, перевозку и хранение продукции без маркировки, если таковая подлежит обязательной маркировке. Такой поворот сделал очевидными новые риски в ювелирном бизнесе и увеличение затрат на его ведение.

Беспокойство ювелирного сообщества понятно. Сдача всех товарных остатков в пробирный надзор для нанесения штрихового кода на изделия при явно ограниченной пропускной способности инспекций означает оголение прилавков и замораживание этих остатков на неопределённый срок. Добавились риски повреждения изделий и камней в процессе приёмки и маркировки, а также проблемы идентификации изделий при навешивании бирок после маркировки. Хотя сама процедура нанесения штриховых кодов на изделия номинально не предусматривает взимания дополнительной платы, расходы на доставку (пересылку изделий в инспекцию и обратно) — это дополнительные и существенные издержки для участников рынка.

Кроме маркировки собственной продукции, возникают сложности с маркировкой комиссионного товара. Его магазины должны либо самостоятельно передать в инспекции, либо вернуть производителю, чтобы передачу осуществил он.

Если к этим рискам добавить ожидаемое торможение бизнес-процессов в связи с нарастанием второй волны коронавирусной инфекции, то объём новых рисков и издержек заставляет многих задуматься о закрытии бизнеса.

Корректировки в порядок маркировки остатков

Во время выставки JUNWEX Москва 2020 представители Гильдии ювелиров России и Клуба Российской ювелирной торговли договорились действовать совместно с целью убедить Министерство финансов РФ и Федеральную пробирную палату РФ внести корректировки в предполагаемый порядок маркировки товарных остатков. А именно:

  • отказаться от маркировки изделий из серебра для концентрации сил и средств на маркировке изделий из золота;
  • маркировать товарные остатки ювелирных изделий из золота путём нанесения штриховых кодов на бирки самими участниками рынка.

С тех пор руководитель Пробирной палаты РФ Ю. И. Зубарев провёл ряд совещаний в ходе которых был выработан такой проект решения вопроса с маркировкой товарных остатков:

1) Не маркировать ювелирные изделия из серебра как в составе товарных остатков, так и вновь изготовленные.

2) Товарные остатки из других драгоценных металлов маркировать путём нанесения штриховых кодов на дополнительно прикреплённые к изделиям бирки силами самих участников рынка, без передачи изделий в инспекции.

3) Обязать участников рынка при внесении в систему информации об изделиях из ДМДК прикладывать фото этого изделия, для обеспечения возможности идентификации.

Фотографирование товарных остатков — это, безусловно, нагрузка, но из двух зол нужно выбирать меньшее. Пока это позиция Палаты, которая ещё должна быть утверждена постановлением Правительства. Скорее всего она воплотится в жизнь, поскольку сложно придумать другие варианты. И ключевое значение по этому вопросу имеет мнение именно Пробирной палаты.

Участники рынка не заинтересованы в блокировке торговли на неопределённый срок, а государственные органы не заинтересованы в том, чтобы система «захлебнулась» прямо на старте.

Объёмы товарных запасов на прилавках магазинов и складах производителей

Оценка объёмов накопленных товарных запасов на прилавках магазинов и складах производителей стала ключевым вопросом, по которому имелись существенные разногласия между специалистами Федеральной пробирной палаты и экспертами отрасли. Именно из оценки объёма товарных запасов вытекала и оценка образующихся рисков. По изделиям из золота Федеральная пробирная палата оценивала остатки в 30 млн. штук, а Гильдия в 150 млн. штук.

Ассоциация «Гильдия ювелиров России» ещё раз проверила расчёты и запросила данные у участников рынка. Считаем, что наши оценки ближе к истине. Товарные остатки ювелирных изделий из золота сегодня составляют от 100 до 120 млн. штук.

В ювелирной отрасли в среднем за год реализуется не более 20 % от объёма товарного остатка. Общий объем остатков соответствует объёму выпущенной продукции за последние 5 лет. За этот период опробовано и заклеймено 150 млн. штук ювелирных изделий из золота. Примерно такой товарный запас и находится на складах производителей и продавцов.

Таким образом, в 2021 году предполагается опробовать, заклеймить и маркировать не менее 30 млн. изготовленных ювелирных изделий из золота и около 15 млн. ювелирных изделий из серебра иностранного производства. К этому добавится необходимость промаркировать ещё 120 млн. штук изделий из золота из товарного запаса.

Маркировка товарных остатков, т.е. готовой продукции, это более сложная задача, нежели маркировка полуфабрикатов. Если изделия принимать без индивидуальной упаковки и без бирок (общей массой), то неизбежны повреждения самих изделий и закреплённых в них камней. А после маркировки встанет проблема идентификации изделий при навешивании бирок. Так же возникнет необходимость проведения предпродажной подготовки (правки, полировки, чистки, мойки).

Если изделия принимать поштучно, с бирками и в индивидуальной упаковке, то существенно увеличатся временные затраты (открыть пакет, извлечь изделие, взвесить, поставить отметку в квитанции, вложить в пакет, закрыть пакет). В таком случае приёмка одного изделия займёт минимум 20 секунд, т.е. 3 изделия за одну минуту или 200 изделий в час (время определено экспериментальным путём). За 8 часовую рабочую смену один сотрудник сможет принять 1600 штук изделий. На приёмку всего объёма товарных остатков потребуется затратить 75 тысяч человеко-дней (120 млн. делим на 1600).

По нашим расчётам на все подразделения Пробирной платы может быть задействовано не более 100 сотрудников на участках приёмки. Это значит, что приёмка растянется на 750 дней (2 года).

Если ставить целью промаркировать все изделия из золота за 6 месяцев, то только для их приёмки необходимо выделить 500 сотрудников. Затраты времени на одно изделие при нанесении штрих-кода чуть больше, чем при приёмке — 30 секунд. За рабочую смену можно нанести маркировку на 1 тыс. изделий (время определено экспериментальным путём). Чтобы справиться с маркировкой товарных остатков за 6 месяцев потребуется ещё 750 сотрудников и соответственно 750 единиц оборудования. Общая штатная численность сотрудников в Федеральной пробирной палате за вычетом центрального аппарата и руководства инспекций составляет 900 человек. По заявлению Ю. И. Зубарева увеличение штатной численности не ожидается. Выходит, что альтернативы маркировке товарных остатков, кроме как путём нанесения штриховых кодов на бирки, нет.

Остаётся нерешённым вопрос дополнительных издержек для участников рынка, которые желательно привести к приемлемому уровню. Маркировка изделий двухмерным штриховым кодом означает необходимость наличия у производителей и продавцов оптического считывателя этих кодов. Стоимость такого оборудования порядка 250 тыс. рублей. Дешевле и так, чтобы работало корректно, нам на рынке найти не удалось. Подобные расходы повергнут большинство малых и микропредприятий в шоковое состояние. Ну и самые большие затраты ожидаются на содержание сотрудника, сопровождающего все операции в системе. С учётом социальных взносов — это от 400 до 500 тыс. рублей в год.

 

Письмо Ассоциации "Гильдия ювелиров России" заместителю министра финансов РФ Моисееву А.В.

Дополнительные затраты и дополнительные риски при маркировке товарных остатков (аналитическая записка)


Обращение участников Клуба «Российская Ювелирная Торговля» к Председателю Правительства Р Ф Мишустину М. В.

 




Комментарии

    Теги

    ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ НОВОСТЕЙ